Запрет криптовалют советом алимов Ингушетии привлек внимание исламских ученых

Совет алимов Ингушетии запретил покупку и продажу криптовалют мусульманами из-за отсутствия законодательных гарантий для их владельцев, пояснил заместитель муфтия республики Магомед Хаштыров. Блокчейн-технологии разрешены с точки зрения шариата, а насчет криптовалют, к каждой из которых нужно подходить индивидуально, имеются различные мнения исламских авторитетов, отметил ученый Рашит Тугушев. Прямого запрета на криптовалюты в шариате нет, но многие ученые с осторожностью к ним относятся, сообщил экономист Гапур Озиев.

13 апреля на заседании совета алимов Ингушетии было принято решение запретить продажу и покупку криптовалют мусульманам. По словам представителя совета алимов, такое решение было принято после тщательного исследования вопроса и консультаций, информирует РБК.

По словам заместителя муфтия Ингушетии Магомеда Хаштырова, прежде чем принять такое решение, представители духовенства изучили материалы по этой теме и пришли к мнению, что купля и продажа электронных денег запрещены исламом.

«Очень много сомнительных моментов в этом направлении. Через криптовалюту, на наш взгляд, идет формирование пирамид. Люди теряют деньги, и пока государство не будет отвечать за безопасность, пока нет никакой законодательной гарантии, мы не рекомендуем нашим жителям участвовать в продаже и купле этих денег», – сказал он 18 апреля корреспонденту “Кавказского узла“.

По его словам, в системе криптовалют достаточно много нерешаемых моментов, когда человек из-за на первый взгляд незначительной ошибки теряет все деньги, например, если потерял пароль от своего кошелька, допустил ошибку при отправке платежа. «Если человек умер, а члены его семьи не знают пароля к его биткойн-кошельку, то эти деньги для его родных пропадают», – привел пример Хаштыров.

«Учитывая все это, мы не можем позволить, чтобы жители нашей республики теряли свои деньги, порой достаточно большие суммы. Пока государство не будет отвечать за качество и безопасность этого, мы считаем, что это сомнительные операции, а сомнительные операции ислам не поддерживает», – резюмировал он.

К каждой криптовалюте нужно подходить индивидуально

Член Совета улемов при Духовном управлении мусульман России Рашит Тугушев, преподаватель основ ислама и фикха (исламской юриспруденции) в одном из религиозных учебных заведений Саратова является автором магистерской диссертации в Казанском федеральном университете по теме «Блокчейн-технологии в исламе». Он рассказал корреспонденту “Кавказского узла” о некоторых особенностях оценки этого явления в исламском праве.

«Криптовалюты и блокчейн – это новые явления. И этот вопрос в любом случае будет связан с иджтихадом (в исламе – деятельность богослова в изучении вопросов богословско-правового комплекса, система принципов, аргументов, методов и приемов, используемых богословом – прим. “Кавказского узла”) ученых. Мы знаем, что в современном мире, если вопрос иджтихада, то в любом случае будут полярные мнения. Будут те, которые за, и у них будут на это доводы. Будут те, кто против, у которых есть доводы и основания. Но здесь есть некая середина, потому что в любом случае нужно будет давать ответ», – сказал Тугушев.

По его словам, блокчейн-технологии, майнинг сами по себе разрешены с точки зрения шариата, а вот насчет криптовалюты имеются разные мнения исламских авторитетов.

«Цели блокчейна хорошие, добрые. В каком плане? Это прозрачность, это доверие, это то, чтобы всё было честно, и не было никакой утечки информации. У нас в исламе нечто подобное есть – это цепочка передачи хадисов, где также цель – это достоверность передачи, ответственность передачи слов пророка, потому что на этом строится шариат. Поэтому всё, что к этому ведёт, по сути, несёт благое начинание, позитив в исламе. Если мы возьмем блокчейн технологии сегодня, а именно их проявления в экономике, это база, которая может использоваться во всех сферах. Например, хотят использовать её в регистрации никяхов, браков, в медицине. Скорее всего, будет скоро использоваться как-то для сбережения и достоверности информации, создания реестров», – рассказал Тугушев.

Но кроме того в экономике эти технологии используются для создания цифровых денег, криптовалюты, добавил он. «Проявление блокчейна в экономике – это криптовалюты. В своей диссертации я сделал такие шаблоны, по которым можно определить, является ли та или иная криптовалюта деньгами, либо финансовым активом, либо товаром. И имеется ещё несколько критериев, по каким каждую криптовалюту можно таким образом проанализировать. В моих примерах я использовал самую популярную криптовалюту – биткойн. И ни по одним параметрам она у меня не прошла, как разрешенное по исламу средство – ни как деньги, ни как товар, ни как финансовый актив. Проблема биткойна в том, что он не централизован, за него никто не ответственен. Просто имеется между людьми некий уровень доверия, и ценность, которая расплывчата. И те, в чьих руках основная масса биткойнов, они могут просто обрушить этот рынок. Тем самым люди останутся просто не у дел, что может спровоцировать кризис экономический. В общем, по моему исследованию, она (криптовалюта) как бы не проходит по шариату как средство, которое можно использовать для оборота», – считает Тугушев.

По его мнению, криптовалюты нельзя считать товаром, если они не могут быть уподоблены каким-то активам. «Например, кто-то выпускает солнечные батареи и блокчейном делает криптоденьги, подкрепляя их этими полезными вещами. Там есть подкрепление, есть база. Если взять Эфириум, то у него, в отличие от биткойна, мы знаем, кто хозяин. Это вторая по популярности криптовалюта. Её создатель создал площадку, и она стала базой для очень многих криптовалют. Там уже по-другому, там уже с другого ракурса нужно рассматривать. Вот эти вот шаблоны, по которым можно прогнать любую криптовалюту и проанализировать, они дают нам некий инструмент, чтобы фильтровать. Моё мнение основано на мнении ведущих исламских экономистов, таких как Такийютдин Усмани. Я старался сделать всё непредвзято, оптимально», – подчеркнул религиозный деятель.

При этом он отметил, что речь идёт об оценке каждой криптовалюты в отдельности, то есть нельзя принять решение о разрешенности или запрещенности всех разом. «По отношению к каждой конкретной криптовалюте должна быть фетва, решение ученых – по биткойну, по эфириуму, по другим криптовалютам. Потому что некоторые криптовалюты попадают под какой-то критерий – как деньги, как финансовый актив или как товар. Поэтому мы его не можем делать харамным и не можем, естественно, исключать его из работы и действий брокеров, которые торгуют. Например, относительно биткойна есть несколько фетв. В Египте ученые вынесли положительное решение, а саудийские учёные говорят о нём отрицательно. Есть некоторые компании, которые создают токены, криптовалюты, потом обращаются в «Дома фетв» и берут сертификаты халяльности, дозволенности своих продуктов. Среди таких там, если я не ошибаюсь, Тэла (Tela). Они взяли бахрейнское разрешение на то, что у них халяль. Вообще есть такие биржи, площадки, где анализируются криптовалюты, и они позиционируется как халяльные дозволенные. На биржах этих торгуют мусульмане, которые боятся попасть в грех», – рассказал Тугушев.

Он предположил, что решение ингушских религиозных деятелей может быть связано с хищениями электроэнергии при майнинге. «Вопрос майнинга, наверное, потому что много потребляет электроэнергии, и люди устраивают эти фермы, наверное, в горах. Очень много приносит какой-то ущерб государству», – полагает Тугушев.

Исламские авторитеты имеют разные мнения по поводу криптовалют

Уроженец Ингушетии Гапур Озиев – доцент кафедры экономики при факультете экономики и управленческих наук в Международном исламском университете в Куала-Лумпуре (Малайзия). С 2008 года он преподает предметы по исламскому банкингу и финансам. Он удивлен тем, что духовенство решило привлечь к себе внимание таким образом.

«Они озвучили очень старую версию фетвы. На данный момент очень много учёных, которые прямо не запрещают, хотя и порицают все, что связано с криптовалютой», – рассказал он корреспонденту “Кавказского узла”.

В то же время Озиев сообщил, что сам лично избегает сделок с криптовалютой. «Я сам не пользуюсь биткойнами и пользоваться не собираюсь, так как там больше вопросов, чем ответов. Там много сомнительного, а в хадисах сказано – сторониться сомнительного. Тем не менее, коль нет прямого текста шариата, под которому можно было бы запретить криптовалюту, следовательно однозначно говорить, что это харам, не стоит», – пояснил он.

При этом он отметил, что можно найти различные мнения авторитетных специалистов по данной теме. «Например, в поддержку криптовалют и их соответствия шариату высказываются следующие эксперты. Доктор Шейх Аднан Аль-Зарани, председатель шариатского наблюдательного совета банка Аль-Жазира сказал: «Криптовалюта – это один из видов валют/денег, который появился в результате процесса создания и развития денег. Другими словами, вначале это был обычный бартер, затем золотые и серебряные монеты, а затем бумажные деньги, и теперь – виртуальные деньги, которыми являются криптовалюты. И это нормально». Профессор Монзер Кахф, эксперт по исламской экономике и финансам при Катарском факультете исламских исследований сказал: “Биткойны – это валюта, и она функционирует по тем же правилам, которым подчиняются и другие валюты”. Его беспокойство в основном заключается в том, что если эмиссия биткойнов будет небольшой, то эта валюта может быть подвержена манипулированию. Муфтий Абдуль Кадир Баракатулла, член шариатского комитета в Аль-Раян Банк (в прошлом Исламский банк Великобритании) сказал: «Я убежден, что криптовалюты могут стать эффективным инструментом для дальнейшего развития исламских финансов». Кроме того, он напоминает известное среди мусульманских ученых правило, которое гласит, что любой товар, который воспринимается обществом как средство, которое может играть роль платежного средства, должен восприниматься как деньги», – рассказал Озиев.

Он, однако, указал и на тех специалистов, которые заявили о запрещенности криптовалют. «Например, шейх Имран Хусейн, один из современных и известных мусульманских ученых, считает, что всякая валюта, которая не имеет собственную внутреннюю стоимость, не может считаться действительной. Следовательно – по его мнению – только золотые или серебряные деньги могут соответствовать критериям шариата. Профессор Ахмед Камел Мидин Мера, декан Института исламского банкинга и финансов, при Международном Исламском Университете Малайзии, автор книги «Исламский золотой динар» полагает, что для того, чтобы цифровая валюта принималась в индустрии исламских финансов, она должна иметь определенную ценность, а электронные валюты должны выкупаться, например, золотом. Иначе, по его мнению, это несправедливо. Жан А. Бергстра указывает на некоторые проблемы использования биткойнов в исламском банкинге. В частности, он описывает биткойны как всего лишь «валютоподобный информационный товар» и заключает, что существует большая вероятность (выше 99%), что биткойны в скором будущем исчезнут, и инвесторы будут разочарованы», – продолжил Озиев.

В заключение он отметил также, что при наличии даже половины сомнений в халяльности мусульманские бизнесмены предпочитают действовать в соответствии со своей богобоязненностью, то есть воздерживаться от сделок с криптовалютой. «Те же, кто ставит только выгоду на первое место, найдут оправдания для своих действий», – резюмировал Озиев.

В отношении владельцев трех майнинг-ферм в Ингушетии возбуждены уголовные дела

Житель Ингушетии Ислам рассказал корреспонденту “Кавказского узла”, что давно является майнером. «Понял, что на этом можно заработать. Сначала майнинг биткойна проходил с помощью обычного компьютера. Но сеть росла, и я стал использовать видеокарты, а потому уже соорудил майнинг-ферму, где поставил несколько видеокарт. Тогда купить видеокарты было проблематично. Когда соорудил майнинг-ферму, пришлось для охлаждения видеокарт – а они нагревались до 60 градусов – ставить вентиляторы. Летом жара, и вентиляторы были большие. У меня недалеко маленький хлебозавод, так я к ним “на тихую” подключил летнюю кухню, где я установил майнинг-ферму. В основном доме счетчик был – все нормально, платили за электричество. То, что в летней кухне столько накручивало, а там было прилично – то это хлебозавод платил. Но там, видно, сообразили, что есть воровство. У меня сестра там работала, сказала, что владелец приезжал, ругал электрика, требовал разобраться. Я быстро все устранил, продал видеокарты и все оборудование, тем более, что перестало “фартить”. А то могли возбудить уголовное дело и “вкатить” приличный штраф, а то и посадить», – рассказал он.

Уголовная ответственность за хищение электроэнергии предусматривает меру наказания по ст. 165 УК РФ в виде лишения свободы до пяти лет.

В «Ингушэнерго» корреспонденту “Кавказского узла” сообщили, что имеется список организаций, которые подключены к электросетям и отплачивают исправно за потребленную электроэнергию, но назвать среди них майнинг-ферму не смогли. В договоре с «Ингушэнерго» клиенты всегда указывают род своей деятельности. Однако то, что нелегальные майнинг-фермы в республике есть, подтвердил корреспонденту “Кавказского узла” главный инженер «Ингушэнерго» Рамазан Торшхоев. По его словам, в отношении владельцев трех майнинг-ферм возбуждены уголовные дела.

Автор: Амина Закаева, Рустам Джалилов; источник: корреспонденты “Кавказского узла”

Новости Кавказского Узла – Регион Ингушетия