Адаптация к мирной жизни ингушских детей из Сирии и Ирака

Уполномоченный по правам ребенка в Ингушетии Зарема Чахкиева считает, что адаптация к мирной жизни детей, вывезенных из Сирии и Ирака, проходит недостаточно активно. Она уверена, что решение данной проблемы требует комплексного подхода.

— Мы делаем для этих детей все, что необходимо с нашей стороны, и намерены и дальше им помогать. Но у меня нет таких широких полномочий, чтобы решать все вопросы. Поэтому мне нужны поддержка и помощь и от правоохранительных органов, и от министерств здравоохранения и образования, и от местных органов опеки. Эти дети не должны чувствовать себя ущемленными, у них должно быть понимание того, что они нужны не только родственникам, но и государству, и республике, — сказала Зарема Чахкиева в интервью газете «Ингушетия».

Детский омбудсмен уверен, что решение данной проблемы требует комплексного подхода. В связи с этим ею было инициировано совещание, в котором приняли участие представители правоохранительных органов, министерств здравоохранения и образования.

Одна из главных проблем, с которой столкнулся аппарат уполномоченного по правам ребенка — это оформление документов, подтверждающих, что глава семейства погиб и дети остались без кормильца. Самому этот вопрос Чахкиевой не решить, ему нужна помощь правоохранительных органов.

Участник совещания, старший инспектор отдела по организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделения по делам несовершеннолетних по Ингушетии Любава Чугина пояснила ситуацию.

— По поводу оформления справок о потере кормильца, скажу, что существуют определенная процедура признания человека умершим. Думая, когда я буду осуществлять выездные проверки в территориальных органах, я лично буду посещать семьи этих детей, их не так много, и буду беседовать. Мне, как юристу, легче всего увидеть, что у этих семей имеется сейчас на руках, какие есть документы. Чтобы не быть голословной и не давать каких-то воздушных обещаний, я буду смотреть на месте и уже по факту давать какие-то юридические консультации. Решать этот вопрос будет не легко и это не быстрый процесс, на это уйдет минимум полгода, а возможно и больше. Но, как говорится, «дорогу осилит идущий». Совместными усилиями, я думаю, что мы обязательно решим этот вопрос, — сказала Чугина.

Проблема психологической реабилитации также имеет для этих детей важное значение. Их жизнь разделена на два мира: «до» и «после» Сирии. Некоторые из них оказались в иностранной тюрьме, в ужасных условиях, не успев еще родиться. Условия в лагерях для перемещенных лиц тоже не отличались комфортом: голод, холод и отсутствие каких-либо прав у их матерей — вот что они видели там. А еще постоянные взрывы снарядов и грохот обстрелов.

Первый заместитель прокурора Ингушетии Темур Воробьев тоже уверен, что этим детям необходима психологическая реабилитация.

— Я бы хотел обратить внимание министерства здравоохранения на то, что этим детям очень нужна работа с психологом. Мы незнаем, что у этого ребенка в голове, что он пережил, как он поведет себя дальше — для его психологического здоровья это необходимо в первую очередь. Мы должны проследить и понимать, что он нормальный, что нормальное его психологическое состояние. Потому что, еще раз повторюсь, что могло быть там с ним мы не знаем. Дай Бог, чтобы он жил в нормальных условиях, ну а если нет? Пережитая им травма останется с ним на всю жизнь. Это, во-первых.

Во-вторых, хотел бы также обратиться к министерству образования. Должно быть с вашей стороны какое-то поручение к местным органам опеки. Правильно здесь было обращено внимание, что этими детьми зачастую занимается только их бабушка. Вот в случае с Гетагажевым Зейтом вообще прабабушка. Поддержу слова коллеги с МВД, что этим людям, как бы они не любили этих детей, очень сложно самостоятельно ими заниматься. Как давно в последний раз именно районные, городские ответственные и должностные лица были у них дома, наблюдали, помогали? Это большой вопрос. Я думаю, мы отдельно прокурорам поручим эту тему, я даже не знал, что там такая проблема с опекунами, — поделился с участниками совещания своим видением проблемы Темур Воробьев.

История мальчик Зейта и девочки Жастии стала известна в Ингушетии в ноябре 2019 года. Это брат и сестра Гетагажевы, чья мать оказалась в иракской тюрьме за содействие боевикам ИГИЛ (организация, запрещенная в России).

Детей вывезли из Сирии в Ингушетию вместе с остальными детьми из других регионов спецбортом, при участии уполномоченного по правам ребенка в России Анны Кузнецовой. По прибытии из Багдада в Москву их встретили прабабушка и тетя. На момент доставки на родину Зейту было 3 года, и он родился в иракской тюрьме, а Жастия была на два года старше брата, ей было 5 лет.

В Ингушетии детей уже встречал их прадед по материнской линии Алаудин Садакиев. По его словам, десять человек из его семьи покинули страну и примкнули к запрещенным группировкам: две дочери, сын, сноха и шесть внучек. Сын и одна внучка погибли в Сирии. Остальных не видел шесть лет.

Матери детей, Лейле Гетагажевой, было 12 лет, когда она оказалась в Сирии. Ее туда вывезла мать, бабушка Зейта и Жастии. В Сирии она вышла замуж за ингуша, родила детей. Их мама и сейчас продолжает отбывать срок вместе с остальными родными.

При содействии детского омбудсмена, детей устроили в детский сад, здесь они подружились с детьми и смогли узнать другую жизнь.

Детский омбудсмен Чахкиева в ходе совещания также отметила, что им хочется обеспечить возвращенных в Ингушетию детей и санаторно-курортным лечением.

— Хотелось бы, чтобы Минздрав нам помог с путевками на санаторно-курортное лечение. Чтобы они чувствовали, что о них заботятся, их любят. Есть дети, которые могли бы посещать оздоровительные лагеря, а также при необходимости получать лечебные процедуры в Реабилитационном центре для детей с ограниченными возможностями в Магасе.

По словам уполномоченного по правам ребенка, на территории Ирака и Сирии остается еще немало ингушских детей, которых пока не удается вывезти. Точное их количество неизвестно, но, по предположениям, несколько десятков. Работа по их возвращению не прекращается.

Напомним, что для возвращения домой российских детей из Сирии и Ирака на федеральном уровне была создана Международная комиссия по вопросу содействия возвращению детей под председательством уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Анны Кузнецовой. В состав этой комиссии вошли дипломаты, послы Сирии, Ирака, Турции, представители военного ведомства, Минздрава, Минобра, МВД.

«Ингушетия» — интернет-газета