Казахстан, 1946 год: Авдархан Умиевич Газдиев с женой Лули Асланбековной Эсиевой у тела умершей дочери

В пути следования и в местах ссылки погибли половина чеченцев и ингушей, а на их родной земле шел массовый грабеж их имущества, библиотек и музейных ценностей, разрушение надгробных памятников и башен в горах. Одним словом, была поставлена цель уничтожить память об этих народах навсегда.

Однако оторванный от родной земли народ, обреченный на голодное вымирание в Казахстане и Средней Азии, на протяжении долгих 13 лет выживал, проходя через суровые тернии испытаний, и при этом смог сохранить свою культуру, традиции и самое главное — себя.

А о кровавых злодействах Сталина и его приспешников свидетельствуют не только воспоминания очевидцев, прошедших все круги ада, но и фотографии, запечатлевшие не просто память о конкретном человеке, но память о трагедии, через которую прошел весь ингушский народ в середине XX столетия.

Историю этой фотографии, на которой изображена трагедия семьи Авдархана Газдиева, рассказал Газдиев Мовла Авдарханович, 1934 года рождения, а также внук Авдархана — Джамбулат Газдиев.

На фото изображен Авдархан Умиевич Газдиев (1888-1976). В ногах умершей дочери Тамары (примерно 1935 г. р.) сидит его жена — Лули Асланбековна Эсиева. Фотография сделана примерно в конце 1946 года.

В 1944 году депортированные ингуши, в том числе и семья Газдиевых из села Базоркино (Мочко-Юрт), были поселены в поселке при руднике в Карагандинской области Казахстана. От постоянного голода, холода и тяжелой работы в шахте болело и умирало много спецпереселенцев. В 1946 году эта беда постигла и семью Авдорхана: умерла его дочь Тамара.

Глава семьи попросил родственников позвать на похороны фотографа. Все возражения о том, что это не в традициях ингушей, он жестко пресек, заявив: «Я не сделал этого для своей дочери, когда она была жива, сделаю после ее смерти». Так появилась эта фотография — монохромное отражение времени и жизни ингушей, репрессированных исключительно по признаку национальности.

Поскольку рассчитаться деньгами за снимок Авдархан не мог (их просто не было), он снял с себя и отдал фотографу кавказский пояс с серебряными накладками, который до последнего берег как семейную реликвию.

К сожалению, смерть Тамары не была последней в семье Газдиевых, в течение полугода после этого не станет их второй дочери — Мадины (1930 г. р.) и их матери Лули Асланбековны. Кроме своей жены и двух дочерей Авдархан похоронил и одного из сыновей — Ваху, который умер от острого воспаления легких в 1948 году в возрасте 21 года.

В 1957 году оставшиеся в живых члены семьи вернулись на родину. Но в Мочко-Юрт власти не пускали ингушей. Старик каким-то образом проник в свой двор, который не был захвачен ввиду, видимо, разрухи и ветхости строения. И этот простой старик, очень суровый и жесткий в обычной жизни, лег на свою землю, раскинув руки, и заявил старшим сыновьям Алихану и Абукару: «Живым вы меня с этой земли не снимите».

«Каким-то образом Алихану удалось «уговорить» тогдашнего председателя колхоза, кажется, его звали Султан, ветеран войны, оставить старика на его земле, в его доме», — рассказывает Джамбулат Газдиев.

Абукар в 1966 году погибнет в дорожно-транспортном происшествии на свадьбе родственников, не оставив детей. В 1970-м, на 50-м году жизни, умер и Алихан от силикоза легких, заработанного на сурьмячном комбинате на руднике «Мургайстрой» в Казахстане. В 1976 году похоронили и деда Авдархана…

Эта фотография стала одним из ярких и выразительных документов выселения ингушей, свидетельством зверства, учиненного над всем народом. Сегодня она открывает выставку «Депортация ингушей 1944-1957 гг. Из семейных альбомов», которая проходит в Научной библиотеке Ингушского государственного университета.

В экспозиции представлено более 100 фотографий времен депортации, собранных краеведческим отделом Научной библиотеки из семейных альбомов Евлоевых, Яндиевых, Маматиевых, Мальсаговых, Хадзиевых, Газдиевых, Албаковых, Агиевых. Цель выставки — показать жизнь спецпереселенцев-ингушей в Казахстане и Киргизии в режиме бесправия в течение 13 лет.

Посетить выставку можно до конца февраля 2021 года.

«Ингушетия» — интернет-газета

Leave a Reply