Browse By

Ингушский юмор (цаген)

   

№ 1. УМОРИЛСЯ

 

– Давай вставай, сынок, пойдем сено косить, – сказал как-то Цагену его отец.

– Ох, и уморился же я, отец! — отвечал Цаген. — Ведь всю ночь мне только и снилось, что кошу сено, Надо же мне и отдохнуть?!
 

№ 2. ТЫ – МУЖЧИНА И Я – МУЖЧИНА!

 

Наконец-то отец взял с собой Цагена косить сено, Когда они вскоре утомились и сели завтракать, отец сказал:

— Что-то мало мы с тобой, сынок, травы накосили.

— Ну что же, отец, поделаешь, — отвечал Цаген, — если ты такой старый, а я еще совсем молодой!

Закончив завтрак и увидев опорожненную сумку с едой, отец заметил:

— Да, сынок, однако еще до обеда мы уже все съели!

– А как же, отец, – отвечал Цаген, – ведь ты – мужчина и я -мужчина!
 

№ 3. ПЕРЕДУМАЛ

 

– Я слышал, дорогой Цаген, что ты грозился после моей смерти прийти на кладбище, чтобы плюнуть на мою могилу, — сказал однажды Цагену его жадный и завистливый сосед Аббас.

— Нет, нет, не беспокойся, дорогой Аббас, — отвечал Цаген, -ведь это было так давно, когда тебя еще мало кто знал. Теперь же я уже передумал. Терпеть не могу стоять в очереди!
 

№ 4. КАК ЦАГЕН СПАС СКУПОГО СОСЕДА

 

– Давай скорее свою руку, сосед! — закричал, подбежав к обрыву, один горец, увидев тонущего у самого берега реки своего соседа.

Однако, полагая, что от него что-то требуют, вопреки ожиданию горца, тот не только не протянул руку, но и сделал вид, что не только не видит, но и не слышит его.

— Ну и чудак же ты, дорогой! — заявил находившийся поблизости Цаген. — Никогда не говори такому человеку “дай”! Ведь он все равно ничего не даст, так как привык только брать. Скажи ему скорее “на”. а не то он из-за своей жадности сейчас же утонет!

И действительно, когда Цаген, в подтверждение только что высказанного им, протянул руку и произнес: “На, дорогой, возьми!”, тот что было сил, сразу же вцепился за протянутую ему руку и тут же благополучно выбрался из воды.
 

№ 5. МЕСТЬ ЦАГЕНА

 

Однажды, будучи совсем незаслуженно оскорбленным одним горцем по имени Аббас, Цаген назвал его ослом. Естественно, что тот, обладая большей, чем у Цагена физической силой, поколотил его. Не имея других возможностей отомстить ему, Цаген в присутствии многих людей на следующий день, говорят, заявил:

— Клянусь вам, дорогие односельчане, что после данного случая, даже если увижу настоящего осла, я уже назову его не ослом, а Аббасом!
 

№ 6. ВСЕ ОЧЕНЬ ПРОСТО

 

Решив поселиться на окраине села, еще до того, как поставить забор, Цаген заложил плодовый сад и поставил ворота.

И вот, явившись к нему в сад, минуя ворота, решивший поиздеваться над бедностью Цагена, его сосед спросил:

– Чего это ты, дорогой Цаген, поставил ворота, когда у тебя еще нет даже ограды?

— Да хотя бы только для того, чтобы различать животных от людей! – ответил Цаген.

— Ну, ну, – воскликнул недовольный сосед, — как тебе это удается?

– Все очень просто, – отвечал Цаген. – Все люди входят в сад и выходят из него, как и положено, через ворота, а животные, подобно тебе, где им вздумается!
 

№ 7. КОНЕЧНО

 

— Ладите ли вы со своей женой? — спросили у Цагена.

– О да, конечно же, ладим! – отвечал Цаген. – Особенно тогда, когда я беспрекословно исполняю все ее желания.
 

№ 8. ЗАЧЕМ ВЫРОСЛИ УСЫ?

 

Пришедшему усталым с работы Цагену жена подала на стол сухой чурек и соленую простоквашу.

– Да это же сплошная соль! – заметил Цаген.

– Что, что ты сказал?! — прикрикнула жена.

– Простокваша соленая, — еле внятно пробормотал Цаген.

— Сколько раз тебе говорила: ешь то, что ставят на стол! – угрожающе заявила жена и схватила кочергу.

Зная крутой нрав своей супруги, Цаген поспешно выскочил во двор и уже оттуда заявил:

Зачем же ты думаешь у меня выросли эти усы, если я не могу сказать, что и простокваша соленая? К тому же, подай мою шапку. Ведь соседи могут увидеть меня с непокрытой головой и подумают, что я боюсь своей жены.
 

№ 9. НО ТОГДА МЕНЯ САМОГО НЕ БЫЛО ДОМА

 

— Вот уже прошло несколько лет как мне не удается поесть у себя дома настоящую халву, — пожаловался своим односельчанам Цаген.

— Неужели это так сложно? — спросили у него.

— Конечно же, нет! Однако в нашем доме, когда есть мука, не бывает масла, когда есть масло, не бывает сахара, когда есть сахар, не бывает кишмиша.

— Неужели тебе так ни разу и не удалось добиться того, чтобы все это было вместе? — спросили односельчане.

— Удалось, удалось! — отвечал Цаген. – Но тогда меня самого не было дома!
 

№ 10. НЕ СУДИ О НЕМ ПО ДРУГИМ ЛЮДЯМ

 

– Дорогой Цаген, Уж очень ты пришелся мне по сердцу. Очень прошу тебя, отведай у меня хлеб-соль. Кстати, и потолкуем кое о чем, – предложил однажды Цагену его сосед Аббас.

И вот когда Цаген принял его предложение и пошел к нему в гости, то вскоре хозяйка дома действительно подала на стол всего лишь холодный чурек, соль и простоквашу.

Так как он был голоден, Цаген поневоле принялся есть чурек с простоквашей, И вот в это время во двор соседа пришел нищий, который призывая благословения у Аллаха, попросил подать ему милостыню.

— А ну-ка, проваливай отсюда по-хорошему. Иначе я сейчас же наломаю тебе бока! – заявил ему хозяин.

Однако нищий не спешил уходить, полагая, что хозяин шутит. Заметив это, Цаген сказал:

— Да, да, послушай его, дорогой! Не суди о нем по другим людям. Уж если он обещал, то в чем в чем, но в любом дурном деле он действительно сдержит свое слово!
 

№ 11. КТО ЕГО ЗНАЕТ?

 

— О, Цаген, не ты ли это? — надоедал Цагену один очень назойливый горец. — Правду ли это люди говорят, что отец твой был очень умным, статным и симпатичным мужчиной?

— Да, да, это истинная правда! – отвечал Цаген.

– А почему же не таков ты? – продолжал тот.

– Кто ею знает, — отвечал Цаген. – Ведь вполне возможно, что и твой отец был достаточно воспитанным горцем?!
 

№ 12. ДОСТАНЬ-КА ПОСКОРЕЕ КНИГУ

 

Как-то пришел Цаген к сельскому судье и заявил ему:

— Сегодня, когда они паслись в поле, твоя корова боднула нашу корову и пропорола ей живот. Что мне за это полагается?

— Здесь хозяин ни при чем, — ответил судья. – К животному нельзя предъявлять иск за пролитую кровь!

– Ах, как я ошибся, судья! Это не твоя корова убила нашу, а наша вашу, — поправился Цаген.

— Ну конечно же в таком случае вопрос значительно усложняется, — заметил обрадовавшийся случаю коварный судья. – Достань-ка поскорее вон с той полки книгу в толстом переплете. Там все сказано!
 

№ 13. А ЧТО ЕЩЕ ТЕБЕ НАДО?

 

Как-то к Цагену приехали гости. Как ни хотел Цаген, однако пришлось ему пойти к соседу, чтобы попросить у него в долг барана.

— Нет у меня для тебя барана! — заявил сосед.

Да я верну тебе, сосед, осенью не одного, а сразу двух баранов, да еще с ягнятами, — начал тогда уговаривать жадного и корыстного соседа Цаген.

— Ну что ж, тогда я согласен, — заявил довольный таким поворотом дела сосед. – Однако, смотри, Цаген, не нарушай своего обещания!

— Да будет так, сосед, я не останусь у тебя в долгу, — ответил Цаген, однако еще до осени смог вернуть ему всего одного барана.

— Ты что, Цаген, забыл что ли о нашем договоре? А где обещанные тобою еще один баран и два ягненка? – всполошился сосед, недовольный тем, что не оправдались его надежды.

О, сосед, зачем же тебе быть таким ненасытным? — воскликнул Цаген, – Ведь когда я тебе их обещал, ты радовался, когда ты не отказал в моей просьбе — я радовался. Как видишь, мы оба радовались! А долг, который я у тебя брал, я тебе вернул. Так что же тебе еще от меня надо?
 

№ 14. КАК МОЖЕТ ПОЯВИТЬСЯ ПТИЧИЙ ДВОР?

 

Однажды Цаген решил съездить на своем осле в Бухару. Когда он остановился на ночлег в одном из каравансараев, то его хозяин подал ему на стол жареную курицу, два яйца и кусочек хлеба. Ослу же он положил охапку сена.

Когда на следующий день Цаген собрался в путь и спросил у хозяина, сколько он ему должен, тот ответил:

– Ладно уж, дорогой! Будешь ехать назад, тогда и рассчитаемся.

Когда ровно через год возвращавшийся домой Цаген вновь заехал в этот каравансарай, то хозяин вновь подал ему к столу жареную курицу, два яйца и кусочек хлеба, ослу же положил охапку сена.

– Сколько же я тебе, дорогой, должен? — спросил на следующее утро Цаген, решив окончательно распрощаться с хозяином.

– Мы расстанемся довольными друг другом, если ты дашь мне сто рублей! — ответил хозяин.

– Ты что, с ума сошел? За две курицы и четыре яйца – сто рублей? — воскликнул Цаген.

– Посуди сам, – заявил хозяин. – Если бы та курица, которую ты съел в прошлом году, несла бы каждый день по одному яичку. это составило бы 360 яиц. Если бы я положил эти яйца под наседку, из них вылупилось бы 360 цыплят, Если бы эти цыплята, превратившись в кур, стали бы нестись, то у меня сейчас был бы огромный птичий двор! Неужели все это не стоит ста рублей? Учти, что я ничего не прошу у тебя за то, что ты съел вернувшись назад, да и за многое другое, что я сделал для тебя!

– Да у меня и нет таких денег, — ответил Цаген.

— Ну что же, тогда придется тебе идти со мной в суд, — заявил хозяин, рассчитывая на то, что его гость — человек недалекий и потому сообща с судьей им удастся сорвать с него солидный куш.

– Так, так, дорогой! Ты условился с хозяином о цене двух кур и четырех яиц? — спросил у Цагена судья,

– Нет, не условился. Так как это совсем не крупная сделка, я не считал нужным торговаться, — ответил Цаген.

— Хорошо, положим, что все это так. Тогда скажи, дорогой, вот о чем! Могут ли из двух кур и четырех яиц через год появиться на свет 360 цыплят? – спросил многозначительно судья,

— Кто его знает. Наверно, и могут, — ответил Цаген.

— Вот и плати тогда за них сто рублей! — заключил свой разговор судья,

— Когда я собирался в путь, то я посеял три мешка крупной. как горох, специально для этого сваренной пшеницы, тогда как другие засевали самую обыкновенную. Поэтому моя семья за время моего отсутствия должно быть собрала хороший урожай, Вот я и отдам его вам, — заявил тогда Цаген.

Обрадовавшийся тому, что наконец-то обнаружил у противника слабую сторону, обращаясь к присутствующим, судья воскликнул:

— Ну и голова! Слыхано ли такое: он засеял вареную пшеницу! Да разве она взойдет?!

– А как же тогда из ваших двух жареных кур и четырех вареных яиц мог бы появиться огромный птичий двор? — заявил Цаген, протягивая хозяину имевшийся у него один-единственный серебряник.
 

№ 15. ДАВАЙ ВЫЯСНИМ ЭТО В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ

 

Как то Цаген разузнал, что его сосед, боясь огласки, скрыл от него то, что он, вопреки мусульманским ограничениям, сварил бочонок густого пива.

— О дорогой сосед, как жаль, что умер твой отец. А ведь какой хороший был человек. Какое хорошее пиво он варил! — заявил Цаген, явившись к нему домой.

Сразу же сообразив на что тот намекает, сосед зачерпнул большую чашу пива и поставил ее перед Цагеном.

– Будь благословен тот, кто придумал этот напиток! – сказал Цаген и с удовольствием выпил чашу холодного пива.

— Пойми, Цаген, что для истинного мусульманина варить пиво – это все же грех, Как ты думаешь, попадет ли мой отец из-за этого грешка в рай? – решился спросить у Цагена сосед.

— Разве, выпив всего лишь одну чашу пива, можно узнать, куда должен попасть твой отец — в рай или в ад? Давай наливай нам еще по одной чаше! — заявил Цаген.

Осушив и вторую чашу и приглаживая свои пышные усы, Цаген многозначительно сказал:

– Да, дорогой сосед, вероятнее всего твой отец пока еще не добрался до рая! Может быть он все еще находится в дороге! Давай наливай еще одну чашу, попробуем сейчас узнать, в какую сторону он все-таки направляется.

Спокойно опорожнив и третью чашу, Цаген подошел к окну соседа и, устремив свой взгляд в даль, заявил:

– Да, дорогой сосед, по-моему, сейчас твой отец совсем уже близок к месту назначения. Однако он почему-то остановился и что-то очень внимательно разглядывает.

— Да скажи же ты, Цаген, в конце концов, поточнее, где он сейчас находится и что разглядывает? — вырвалось у хозяина.

– По-моему, он сейчас находится не иначе, как в самом центре между раем и адом, на том самом пригорке, откуда очень хорошо просматривается и то, что делается в раю, и то, что делается в аду. Видимо, выбирает где ему будет лучше, где находятся его самые близкие друзья, – воскликнул Цаген. — Давай скорее наливай еще одну чашу, чтобы я не потерял его из виду! Выпив же еще одну чашу пива, Цаген воскликнул: – Эх ты, раззява, пока ты наливал, твоего отца как ветром сдуло с пригорка! Так что мне теперь и не понять, в рай ли он попал или в ад. Давай уж теперь это выясним в следующий раз!
 

№ 16. ПОЧЕМУ МНЕ ТАК ЖАРКО?

 

Было это холодной зимой. Зная, что Цаген собирается на второй день рано утром поехать в лес за дровами, чтобы не вставагь в такой ранний час с постели, супруга Цагена еще с вечера завернула ему холодный чурек и кусочек сыра. И вот, поднявшись как можно раньше с постели, Цаген запряг в сани свою лошадь, молча забрал свой сверток и поехал в лес.

Супруга же Цагена, вдоволь повалявшись в постели, •встала, сытно пообедала и заявила свекрови:

— Нана, нана, а ты не знаешь почему мне так жарко?

— Наверно потому, что до самого обеда ты провалялась в постели, а потом встала и съела целую кастрюлю сытного плова. Посмотрела бы я, каково было бы тебе, если бы в такой морозный день, встав рано утром и захватив с собой всего лишь холодный чурек и кусочек сыра, ты, также как и мой сын, отправилась бы в лес за дровами, — отвечала свекровь.
 

№ 17. КАК ЦАГЕН ПОСРАМИЛ СВОЕГО СОСЕДА

 

Узнав о том, что Цаген, вопреки установкам мусульманской религии, хотя и редко, но пьет и пиво, и даже виноградное вино. его сосед Аббас решил рассказать об этом собравшимся в мечети, чтобы те потом объявили Цагену проклятие.

Проведав о недобрых замыслах соседа, Цаген сначала было немного приуныл, однако, обдумав все это как и полагается, решил ни в коем случае не только не уступить Аббасу, но и всенародно посрамить ею самого.

И вот, когда в очередную пятницу весь народ собрался на молитву в мечети, то Аббас, весьма довольный от предвкушаемой им легкой победы над Цагеном, заявил:

– Дорогие мои братья, единоверцы! Посудите сами, вот этот выродок, Цаген, пьет не только пиво, но и вино. Каков же он после этого мусульманин? До каких же пор мы будем терпеть среди нас подобных вероотступников? Я лично предлагаю лишить его права пребывать среди нас.

– Да, да! Мы согласны с тобой, дорогой Аббас! – послышались сразу же со всех сторон одобряющие голоса некоторых его приближенных.

– Может быть, разрешите и мне сказать по этому поводу несколько слов? — обратился Цаген к односельчанам.

– Ладно, говори! Только все честно! — заявил самодовольный Аббас, надеясь на то, что уж теперь-то наверняка он поставил Цагена в такое положение, что хочет он этого или не хочет, но придется ему всенародно раскаяться в своих деяниях и просить у него прощения.

Однако и не помышлявший об этом Цаген, вынув из кармана заранее заготовленную им гроздь винограда и, показывая ее всем собравшимся, заявил:

– Люди, вы видите эту гроздь винограда?

– Видим, видим! А что дальше? — перебил Цагена Аббас.

— Так где же, дорогие мои, это сказано, что наш пророк запретил нам есть виноград? — продолжал свою речь Цаген.

– Нет, нет! Пророк не запретил есть виноград! – раздались голоса сочувствующих Цагену односельчан.

Довольный этим, Цаген вынул из другого кармана заранее заготовленную им маленькую чашу и на глазах у всех раздавив над ней кисточку винограда, вновь обратился к присутствующим:

— А что вы скажете, мои дорогие, о содержимом в этой чаше? Разве наш пророк запретил нам употреблять этот сок?

— Нет, нет! Не запретил! — отвечали дружно многие из односельчан.

– Значит, его можно пить? — спросил Цаген.

— Можно, — поддержали Цагена почти все присутствующие.

— Вот я и буду его пить, но не сейчас, а несколько позже! – заявил Цаген и поставив перед окончательно посрамленным Аббасом наполненную виноградным соком чашу, пошел к себе домой.
 

№ 18. ТОГДА УЖЕ ПРИВЫКНЕМ

 

– Сколько же лет мы будем терпеть такую нужду? — спросила у Цагена его молодая жена.

— Лет десять, дорогая, не больше! – ответил Цаген.

– А потом что будет? – спросила вновь жена.

— Тогда уже привыкнем! – отвечал Цаген.
 

№ 19. КАК ЦАГЕНУ СТАЛО СТЫДНО

 

Однажды в дом к Цагену залезли воры. Надеясь найти что-то ценное, они обшарили буквально весь дом, однако ничего толкового так и не нашли.

Когда огорченные такой неудачей воры уже собирались уходить, вдруг один из них заметил человека, который спрятался в углу комнаты.

— А ты что здесь делаешь, Цаген? — спросили осмелевшие воры.

— Не думайте, что я вас испугался! — отвечал Цаген, — Просто стало стыдно, что даже для вас в моем доме не нашлось ничего подходящего!
 

№ 20. ПРИВЯЖИ ВОТ СЮДА!

 

Увидев проезжающего поздно вечером через их село не очень чистого на руку горца из соседнего села, Цаген вышел навстречу ему и сказал:

– Куда это ты, дорогой, в такой поздний час, да еще под дождем, направляешься? Давай погости сегодня у нас, а завтра утром уедешь.

– А где мне привязать своего коня? – спросил тот, как будто бы только и ждал этого приглашения, быстро соскочив со своего коня и протягивая Цагену руку.

— Привяжи вот сюда! — говорят, отвечал Цаген, показывая на кончик своего языка, на самом же деле сожалея о том, что черт его дернул пригласить к себе в гости не очень-то приятного ему человека.
 

№ 21. УВИДЕЛА ТОЛЬКО ОДИН РАЗ

 

— В чем дело? Что с тобой? — спросил однажды вернувшись к себе домой Цаген, застав свою жену плачущей,

– Да вот… Была я сегодня у наших соседей, — только и ответила жена, продолжая плакать.

— Ну и что из того, что ты была у наших соседей? — спросил Цаген.

— Да ничего. Они купили зеркало… — ответила, еще более зарыдав, жена.

— Ну и что из того, что они купили зеркало? — вновь спросил ничего не понимающий Цаген.

– Что? Что? Какой же ты бестолковый! Увидела в нем насколько безобразно мое лицо. Вот что! — ответила жена, высказывая свое недовольство непонятливостью мужа.

– Так что же ты прикажешь делать мне? — спросил Цаген. — Ведь ты-то всею лишь один раз увидела себя, да и то со стороны, а я-то как-никак вынужден видеть тебя каждый день!
 

№ 22. ЕСЛИ У НАС НЕТ ЕЩЕ И ТЕЛЕГИ

 

Однажды Цаген явился домой настолько довольным жизнью, словно он стал хозяином всего мира.

— Что это с тобой, дорогой муж? — спросила удивленная таким его состоянием жена.

— Эх, жена, ну и везет же нам! Вскоре мы с тобой заимеем великолепную лошадь. Вот и будем тогда на ней пахать и сеять, собирать богатый урожай, возить из лесу дрова. Ну и заживем же мы тогда! Да и как это мне не приходило в голову раньше? — заявил Цаген.

– Да что же это такое, что только сегодня пришло тебе в голову? — спросила жена.

– Вот в том-то и дело, что эта мысль пришла мне в голову лишь после того, как сегодня на дороге я нашел почти сразу все четыре подковы, Так что нам теперь всего-то и осталось, что купить лошадь.

— А на что мы купим лошадь? — спросила жена.

— В том и дело, дорогая, что все это оказалось до невероятности очень простым делом. Как ты знаешь, мимо нашего дома каждый день наши соседи прогоняют свои стада. Так что нам с тобой только то и остается делать, что каждый день собирать, мыть и продавать ту шерсть, которая каждый раз остается на колючках нашего забора после того, как пройдет стадо.

— Вот это дело! Ну и голова же у тебя, муж! Только разрешишь ли ты мне сразу же, как купишь лошадь, поехать на ней, чтобы проведать моих родственников?

— Да что это такое? Как это можно на столь уставшей от работы лошади ехать к родственникам? К тому же если у нас еще нет и телеги! — рассердился Цаген, поняв, что его жена меньше всего думает о деле, а больше — об удовольствиях.
 

№ 23. НЕУЖЕЛИ ИЗ-ЗА ТАКИХ ПУСТЯКОВ НУЖНО СПОРИТЬ?

 

— Как видишь, старуха, ни у меня, ни у тебя уже не осталось никаких сил, чтобы заниматься хозяйственными делами. Давай женим нашего сына. Может быть, невестка несколько облегчит нашу участь, — сказал однажды Цаген своей жене, заметив, как она выбивается из последних сил, ежедневно поднимая на гору кувшин с водой.

Однако и после женитьбы сына положение стариков ничуть не улучшилось, так как невестка, казалось, только то и делала, что целыми днями сидела перед зеркалом, да валялась в постели.

— Вот что, старуха! — заявил наконец Цаген, надеясь каким-то образом устыдить невестку. – Давай вдвоем выйдем с кувшином во двор и станем громко спорить о том, кому из нас сегодня идти за водой. Я буду настаивать на том, что пойду я. Ты же, вырывая из моих рук кувшин, будешь утверждать, что пойдешь ты. Разумеется, что невестка непременно услышит наш разговор, и потом уже, я уверен, нам никогда больше не придется беспокоиться не только о доставке воды, но и о других подобных делах.

— Хорошо, — ответила жена, согласившись с предложением Цагена.

И вот, когда его жена с пустым кувшином для воды вышла во двор, Цаген громко, чтобы услышала невестка, начал одолевать ее, требуя уступить ему кувшин, чтобы принести воды.

— Нет, нет, какой это позор, старик с кувшином! Ведь тебя могут увидеть люди! Что они о нас подумают? — стала возражать ему старуха.

Услышав, как они громко и долго спорят, невестка, говорят, наконец высунула голову из окна и заявила:

До чего же вы непонятливые люди! Пусть сегодня пойдет он, старик, а завтра пойдешь ты, старуха! Неужели из-за таких пустяков нужно спорить?
 

№ 24. ВЕРНУЛСЯ БЫ ОБРАТНО

 

Вскоре после того, как умер его отец, к Цагену пришел сын одного состоятельного человека и спросил:

– Дорогой Цаген! Как по твоему: где лучше жить — на том свете или на этом?

Если же для твоего отца, то, конечно же, на том свете! — сразу же ответил Цаген.

– Почему ты так думаешь? — спросил сын сельского торговца.

– Да хотя бы потому, что если бы ему было там плохо, то он хоть за какие деньги, но уже давно вернулся бы обратно! — ответил Цаген.
 

№ 25. КТО САМЫЙ СПРАВЕДЛИВЫЙ?

 

– Так кто же, Цаген, по-твоему, самый справедливый и неподкупный в этом мире? Да и есть ли такой? — спросили у Цагена.

— Да, да, есть такой, но, к сожалению, пока только один, — отвечал Цаген, — Да и тот не человек, а архангел смерти Джабраил. Уж кто-то, но он никогда не делает никаких скидок ни знатным, ни богатым, ни бедным. По крайней мере, насколько я помню, от него никому еще ни за какие деньги не удавалось откупиться!
 

№ 26. В ТАКОМ СЛУЧАЕ

 

Решив узнать, как много людей собралось бы на его похороны и как бы они себя вели, Цаген однажды притворился мертвым. Ведь всем известно, что когда умирает бедняк, то на его похороны приходят в основном только самые близкие люди, тогда как к богатому валят все подряд.

Поэтому и на сей раз получилось так, что даже из тех, кто явился на похороны, отнести Цагена на кладбище вызвалось всего лишь несколько добровольцев. Все остальные начали ссылаться на то, что они либо не очень здоровы, либо очень заняты, или у них очень много неотложных дел.

– Да что же это вы, друзья, полагаете, что у меня настолько хорошее здоровье или что у меня совсем нет никаких спешных и неотложных дел, потому и умираю, что ли? В таком случае я тоже воздержусь от смерти! — заявил Цаген, поднимаясь со своей кровати.
 

№ 27. КАК ЦАГЕН ИЗБАВИЛСЯ ОТ НАКАЗАНИЯ

 

Как-то в дом Цагена ворвались воины Хромого Тимура и объявили ему, что от их повелителя получено указание немедленно арестовать, а потом и казнить его.

— Если тебе удастся вернуться оттуда живым и невредимым, то обязательно привези мне новое платье! — только и сказала ему на прощание жена.

Когда же Цагена доставили к Тимуру, тот, будучи в гневе, только и произнес:

– Почему он еще не повешен?

— Да, ну и голова же у тебя, дорогой Тимур! Точно такая же, как у моей жены! — воскликнул удивленный происходящим Цаген.

— Что, что ты сказал? — рассердился Тимур.

— Когда моя жена узнала о том, что ты собираешься меня казнить, вместо того, чтобы расстроиться или заплакать, она только и сказала, чтобы я, если останусь жив, привез ей новое платье. Ты же, даже не выяснив, виноват я или нет, приказываешь меня казнить. Так чем же тогда твоя голова отличается от головы моей жены?! – заявил Цаген.

— Да, такое сказать мне может только человек большого мужества. Вот бы мне побольше таких воинов! – произнес Тимур и отпустил Цагена домой.
 

№ 28. БЛАГОДАРЯ ГЛУПОСТИ МОЕЙ ЖЕНЫ

 

— Я слышал, Цаген, что Хромой Тимур, услыхав о том, как нелестно ты о нем отзываешься, велел срочно казнить тебя. А ты, как я вижу, почему-то вернулся невредимым, да еще и, как говорят, с подарками для жены, — сказал Цагену его сосед Аббас.

— Конечно же, исполнись твои намерения, все было бы по-другому, – ответил невозмутимо Цаген.

– Ну и неблагодарный же ты сосед, Цаген! Ведь только по моей просьбе Тимур и освободил тебя, – заявил Аббас.

— Меня-то он освободил не из-за тебя, а благодаря глупости моей жены! Подарки же я получил за свое мужество, — отвечал Цаген.
 

№ 29. У КОГО БОЛЬШЕ ПРАВ

 

Однажды Цагену пришлось быть свидетелем того, как его сосед, обращаясь то к одному, то к другому односельчанину, похвалялся своей густой бородой и заросшей грудью.

Решив наконец одернуть его, Цаген сказал:

— Если количество волос может являться основанием для хвастовства, то насколько большее право на это имеет любой баран! Человека же украшают только его ум, добродетель и мужество!
 

№ 30. ПОЧЕМУ ОН НЕ СКАЗАЛ ОБ ЭТОМ РАНЬШЕ?

 

Собравшиеся в жаркий летний день у речки, чтобы отдохнуть и покупаться, молодые люди вдруг заметили Цагена, возвращающегося к себе домой верхом на ослике из другого села, Решив подшутить над ним, они дружно стали уговаривать Цагена хоть немного, но побыть с ними.

– Ну что же, друзья, если вы так настаиваете, то неудобно и отказываться, – заявил Цаген и, отпустив ослика пастись, присел вместе с ними.

И вот, когда наполнили бокалы, один из них, попросив разрешения у тамады, сказал:

— Дорогие друзья! Я предлагаю выпить эти бокалы не иначе как за здоровье ослика Цагена!

— И в самом деле, какой симпатичный ослик! Какие у него большие глаза и длинные уши! — добавил, усмехнувшись, второй.

– А вы не знаете какой он умный, сильный и выносливый! — добавил, переморгнувшись с друзьями, третий.

— Итак, за здоровье твоего ослика, Цаген! — заключил тамада и все они дружно, совсем не дожидаясь того, как выпьет Цаген, осушили свои бокалы.

– А что же ты, Цаген, не пьешь? Ведь и в самом деле у тебя очень хороший ослик, — заявил наконец один из друзей.

~ Да уж очень я недоволен им сегодня, – сказал Цаген.

— Разве он в чем-нибудь провинился? — спросили друзья.

— Конечно же, провинился! — ответил Цаген, поднимаясь со своего места. — Почему он не сказал мне раньше, что у него такие воспитанные друзья? Разве я задержался бы здесь, если бы знал об этом?!
 

№ 31. НЕ ВЗДУМАЙ ВЕРИТЬ И ТЫ!

 

— Ох, дорогой, ну и засосала же тебя эта бедность! Хочешь, если ты донесешь мне до базара этот мешок с глиняными горшками, я дам тебе несколько полезных советов? Быть может, и ты потом как-нибудь разбогатеешь, — заявил однажды Цагену его богатый односельчанин.

— Хорошо, так тому и быть, Я согласен! — заявил согласившийся услужить ему Цаген.

— Что бы не говорили люди, никогда не верь тому, что даже очень крупная ссора может быть лучше пусть даже самого худого мира, — заявил односельчанин, когда взвалив мешок на спину, Цаген вместе с ним двинулся к базару.

— А вот тебе, дорогой, еще один совет, — заявил Цагену односельчанин, когда они проделали примерно половину пути. — Что бы ни говорили люди, никогда не верь тому, чего никогда не может быть.

— Даже если тебя будут уверять самые почтенные старцы, никогда не верь тому, что лучше быть бедным, чем богатым! – заявил наконец Цагену односельчанин, когда они прибыли на базар.

Убедившись, что тот и в самом деле решил обойтись с ним не иначе, как с глупцом, не совсем осторожно опустив на землю мешок с глиняными горшками, Цаген заявил:

— Да, дорогой, ну и советы же ты мне дал! Однако и ты теперь не вздумай верить никому из тех, кто тебе скажет, что хоть один горшок в этом мешке уцелел!
 

№ 32. ХОЧЕШЬ, ВНОВЬ ПЕРЕВЕРНУ ЭТУ АРБУ?

 

Как-то Цаген возвращался к себе домой, нагрузив полную арбу ячменными снопами. Надо же было так случиться, что на одном из косогоров дороги его арба сначала накренилась на бок, а потом и вовсе перевернулась.

– Ну что же, – подумал Цаген, – если бог приносит неудачу, то вслед за ней возможно последует и помощь.

И действительно, вскоре на этой дороге появился также возвращавшийся к себе домой односельчанин Цагена, который и помог ему вновь погрузить на арбу свалившиеся с нее снопы.

– А ведь тебе, Цаген, очень повезло. Если бы не я, ты бы один ни за что не справился с этим делом! — заявил односельчанин, когда они закончили эту работу.

– Я очень благодарен тебе за эту помощь, дорогой! Без тебя, конечно же. мне пришлось бы туго, — ответил признательный ему Цаген.

— Ну как твое настроение, Цаген? Ведь не будь меня, ты бы и сейчас стоял там! – заявил односельчанин, когда они вновь продолжили путь.

– А для чего мы зовемся односельчанами, если в таких случаях не поможем друг другу? Еще раз большое спасибо тебе за эту помощь, дорогой! – поблагодарил его вновь Цаген.

– Что же ты молчишь, Цаген? Ведь если бы не я, ты бы и до вечера не добрался домой! – заявил односельчанин, когда они начали подъезжать к селу.

И откуда же ты, дорогой, взялся на мою голову? Неужто ты мне оказал настолько большую услугу, что я всю жизнь только и должен делать, что тебя благодарить? Чем мне тебе за это заплатить? Хочешь, я вновь переверну эту арбу? – выпалил наконец Цаген, не выдержав бесконечных попреков болтливого односельчанина.
 

№ 33. НЕУЖЕЛИ ЭТО СЛОЖНЕЕ?

 

Получилось так, что у Цагена умерла жена, но он, как это по крайней мере казалось со стороны, более или менее спокойно перенес эту утрату. Однако, когда вскоре околел его ослик, благодаря которому он вел свое хозяйство, у Цагена настолько ухудшилось настроение, что он долго ходил с насупленными бровями, как будто он теперь понес еще большую утрату.

— Как же так получается, Цаген? Почему-то ты, кажется, больше переживаешь за утрату осла, чем за жену, — упрекнули Цагена односельчане, хотя и прекрасно осознавали, что при утрате близких людей у горцев не принято громогласно кричать о своем горе, что в подобных ситуациях высоко ценится спокойная сдержанность.

– Когда у меня умерла жена, — ответил, улыбнувшись по поводу их упрека, Цаген, – то вы почти все дружно успокаивали меня тем, что подыщете мне еще лучшую супругу. А вот теперь, когда издох мой осел, благодаря которому я хоть как то, но все же справлялся со своими хозяйственными делами, почему-то ни один из вас не говорит о том, что купит мне хотя бы плохонького осла. Неужели это труднее?
 

№ 34. НЕУЖЕЛИ НЕ ПОНЯТНО?

 

– Почему ты, сосед, бежишь? Ведь ты же сам недавно говорил. что дождь – это божья благодать! Разве подобает убегать от божьей благодати? — воскликнул Цаген, увидев спешно возвращающегося к себе домой в дождливую погоду соседа.

— Конечно же это божья благодать! — только и нашелся что ответить устыженный Цагеном сосед, который потом медленно пошел домой и оттого насквозь иромок.

– Разве ты, Цаген, забыл как меня упрекал, что я убегаю от дождя? Почему же ты сам бежишь? — спросил сосед, застав Цагена на другой день точно также, как и он раньше, убегающим от дождя.

— Неужели и это тебе не понятно? — ответил буквально на секунду не задерживаясь Цаген. — Не хочу топтать ногами эту божью благодать! Потому и бегу.
 

№ 35. НЕ СТЫДНО ТЕБЕ?

 

Как-то Цаген задолжал своему односельчанину деньги и долго не мог их отдать. И вот, увидев Цагена на базаре. тот подошел к нему и заявил, если он тут же не вернет ему долг, то он всенародно опозорит его.

– Послушай, дорогой, неужели я тебе так много задолжал? -сказал ему, надеясь как-нибудь увернуться от позора, Цаген.

– Ни много, ни мало, но отдай мне мои двадцать три рубля! — продолжал одолевать его тот.

— Хорошо, хорошо, давай тогда приходи ко мне завтра и получишь свои десять рублей! — ответил Цаген, — Давай приходи и послезавтра — получишь еще десять рублей. Стало быть, я тогда уже отдал тебе двадцать рублей?! А сколько я тебе тогда еще должен?

– Три рубля, – заявил после этого настолько довольный, как будто бы действительно получивший свои деньги, односельчанин.

– Ну и что же ты за человек после этого? — молвил тогда Цаген. – И не стыдно тебе из-за каких-то трех рублей позорить меня на базаре?
 

№ 36. ПУСТЬ НЕ ОБИЖАЮТСЯ

 

Узнав, что Цаген на второй день рано утром собирается ехать на базар, многие соседские мальчишки, забыв о его бедности, стали наперебой просить его привезти им кто халву, кто конфеты, кто дудку.

— Хорошо, хорошо, — отвечал им всем, чтобы не обидеть их отказом. Цаген.

— Дедушка Цаген, купи мне, пожалуйста, на эти деньги дудку, — попросил, наконец, один из мальчиков, протягивая денежку.

– Ну, дедушка Цаген, где наши конфеты? Где халва? – начали галдеть дети, дожидавшиеся его возвращения.

– Пусть не обижаются на меня остальные, но тот, кто дал мне денежку, так тот уж точно будет играть на дудке! — заявил Цаген, протягивая ее мальчику, который дал деньги.
 

№ 37. ЗНАЯ ХАРАКТЕР СВОЕЙ ЖЕНЫ

 

Однажды Цагену сообщили, что его жена, полоскавшая белье. поскользнулась и упала в реку, из которой потом не смогла выбраться.

И вот Цаген вскоре вошел в реку и поплыл, разыскивая жену, но не по течению, а, наоборот, против течения.

Что ты делаешь? Разве смогла бы твоя жена уплыть против течения? – спросили у него.

— Уж я-то как-никак, но наверное знаю характер своей жены. Ведь она всегда все делала наоборот! — отвечал Цаген.
 

№ 38. КОМУ ИЗ НАС ХОЧЕТСЯ СТАРЕТЬ?

 

— Сколько тебе лет? — спросили у Цагена, когда он уже был в солидном возрасте.

– Совсем немного, всего лишь сорок, — ответил Цаген, переводя этот разговор на шутейный лад.

Когда же лет через десять у него вновь спросили о возрасте, Цаген снова ответил, что ему сорок лет.

– Как же так? Ведь десять лет назад тебе было сорок лет и теперь ты повторяешь то же самое! – упрекнули Цагена.

– Даже если через двадцать лет вы спросите у меня о моем возрасте, я вам отвечу не иначе, чем сейчас, – заявил. улыбнувшись, Цаген. – Разве настоящие мужчины могут отказываться от своих слов? Ведь у человека как лицо одно, так и слово должно быть одно! А если говорить на самом же деле, то кому из нас хочется стареть?
 

№ 39. КАК УГОДИТЬ ОКРУЖАЮЩИМ?

 

Задумал однажды Цаген съездить со своим маленьким сыном в соседнее село. И вот, встав рано утром, он оседлал своего ослика, посадил впереди себя в седло своего сынишку и выехал со двора. – Гляньте, гляньте на них! Какие безжалостные люди! Разве можно ехать на таком маленьком животном вдвоем? — стали восклицать попадавшиеся им в пути люди.

– Смотрите, смотрите! Ну и молодежь пошла в наше время! Старик идет пешком, а молодой, будто оно так и положено. восседает в седле! – стали говорить люди, когда, оставив сына в седле, Цаген пошел следом за ними пешком.

– Смотрите, смотрите! Тоненький, как щепочка, маленький мальчик еле-еле поспевая идет пешком, а этот, здоровый мужчина, спокойно восседает на маленьком ослике! – стали восклицать попадавшиеся им в пути люди, когда Цаген ссадил с седла сына и поехал на ослике сам.

– Вот дурни-то какие! Впереди них совсем налегке идет осел, а эти двое, в такую жару, еле-еле передвигая ноги, тащатся вслед за ним пешком! — стали восклицать попадавшиеся им в пути люди, когда Цаген слез с седла и взяв за руку сына, пошел следом за осликом.

– Эх, сынок, — воскликнул тогда Цаген, — как же нам угодить им? Вот если бы у нас было два осла, никто бы из них ничего не говорил!
 

№ 40. О БЕССМЕРТИИ

 

– Долю ли люди будут рождаться, чтобы затем непременно умереть? Наступит ли когда-нибудь такое время, когда люди станут бессмертными? – спросили у Цагена.

– Конечно же наступит, — отвечал Цаген, — но только тогда, когда наконец-то наполнятся и рай, и ад!
 

№ 41. СЛУЧАЙНО ЛИ ЭТО?

 

То ли это быль, то ли это легенда – судите сами, но повествует она о том, что в очень древние времена среди некоторых народов мира, в том числе и среди горцев Кавказа, бытовал очень жестокий обычай. Когда родители становились совсем беспомощными, то их сажали в специально для этого сплетенную корзину и сбрасывали в глубокую пропасть.

И вот однажды, когда некий сын плел из прутьев такую корзину, то один из прутьев попал ему в глаз, в результате чего у него потекли слезы.

Заметив это, сидевший поблизости отец сначала улыбнулся, а потом и вовсе рассмеялся, да так, что и у него из глаз брызнули слезы.

– Почему это ты, отец, усмехаешься? — спросил сын, — Ведь так повелевает обычай! А он ведь не нами придуман.

— Сын мой, — ответил отец, — я, как сегодня, хорошо помню тот день, когда сам плел такую же корзину, чтобы сбросить в ней своего отца, Однако и мне тогда в глаз попал такой же прутик! Случайно ли это? Вот поэтому я и рассмеялся. Ведь точно также, как и ты, и я тогда не думал, что настанет тот день, когда и меня мой сын сбросит в пропасть.
 

№ 42. КАК БЫ НЕ У ВАС С МУЖЕМ

 

Как-то Цаген попал в гости к одному очень жадному человеку, И вот его хозяйка, в надежде на то, что Цаген не сможет многое из этого съесть, поставила ему на стол всего лишь мед, масло и чурек.

Быстро съев все масло, Цаген стал неторопливо смазывать медом оставшийся чурек и спокойно отправлять его в рот.

– Цаген, да у тебя же потом нутро будет гореть! Ведь нельзя же сразу потреблять столько масла и меда! – заявила хозяйка, поняв, что не оправдались ее надежды.

– У кого же это будет гореть нутро? — отвечал Цаген. — Как бы не у вас с мужем!
 

№ 43. ТОЛЬКО И ОСТАЛОСЬ

 

— Как-то так получается, Цаген, что уж очень часто ты свою жену восхваляешь. Все время только и твердишь, что “она да она”! – упрекнули Цагена.

— Эх, братцы, да куда же от этого денешься? — отвечал старый Цаген. — Однако, когда мне было тридцать лет. я тоже, как и вы, только и твердил, “я да я”! В сорок же лет я стал заявлять “я и она”. После шестидесяти же лет мы уже поменялись местами — я стал заявлять “она и я”. Теперь же, дорогие, мне только и остается твердить “она да она”!
 

№ 44. ПОДЛИННАЯ ЦЕНА

 

Это было ранней весной, когда после быстрого таяния снегов в горах еще более разбушевался Терек.

Услышав душераздирающий крик “А-у, спасите!” Цаген быстро бросился в воду и с большим риском для своей жизни вытащил на берег тонувшею в холодной и мутной воде сельского богача.

И вот в благодарность за это, почти через неделю после этого случая, тот богач прислал к Цагену свою жену с вареной курицей.

Цаген, естественно, обиделся за такое бестактное отношение к себе и, вернув курицу, сказал:

— Передайте своему мужу, оказывается, как хорошо он знает свою подлинную цену!
 

№ 45. ДОРОЖЕ ИХ ВЛАДЕЛЬЦА

 

– Как вы думаете, мои односельчане? — спросил однажды очень заносчивый и самоуверенный молодой человек, сын очень богатых родителей, — Сколько стоит мой верховой конь? А сколько стоит моя новая черкеска, вся вышитая золотом и серебром?

— Во всяком случае во много раз дороже их владельца! — ответил невозмутимо Цаген. – Стоит ли тогда этим похваляться? Вот если бы все это было наоборот, тогда, конечно же, оно было бы достойно зависти!
 

№ 46. Я УЖЕ НЕ ПЛАЧУ

 

Говорят, что невеста Цагена, когда ее везли в дом жениха, начиная с самого ее дома, всю дорогу голосила, то есть, как и положено в подобном случае по старому обычаю, делала вид, что плачет.

Однако когда свадебный поезд уже приближался к дому Цагена, она, как бы войдя в эту понравившуюся ей роль, так заплакала, что уже все окружавшие ее люди были вынуждены ее успокаивать.

И вот, когда она вновь вздумала пустить слезу тогда, когда ее вводили в дом жениха, услышавший это Цаген, говорят, воскликнул:

– Разве вы не видите, что она плачет? Сейчас же везите ее назад, в дом своих родителей!

– Нег, нет, я уже не плачу, я не хочу домой! — говорят заявила невеста Цагена, испугавшись, что оно так и будет.
 

№ 47. А КАК СЧИТАЕШЬ ТЫ?

 

– Неужели ты, Цаген, считаешь, что то, что у тебя на голове это шапка? – заявил однажды Цагену, желая поиздеваться над его бедностью, один высокомерный односельчанин.

— А ты что, дорогой, всерьез считаешь, что у тебя под шапкой голова? — ответил на вопрос вопросом Цаген.
 

№ 48. НЕ УГАДАЛА САМОЕ ГЛАВНОЕ

 

– Дай-ка я тебе, Цаген, погадаю. Все-все тебе расскажу! Кто женится и кто разведется, кого горе повалит, а кому счастье привалит – все, все узнаешь! – обратилась однажды к Цагену старуха-гадалка, которая во всей округе была известна тем, будто бы она связана с исполняющими ее волю джинами, и тем самым очень легко и просто обирала темных горцев.

– Ну что же, погадай, если ты все предугадаешь, – ответил невозмутимо Цаген.

И вот, когда гадалка очень долго ему что-то говорила, он, наконец, прервал ее и с усмешкой сказал:

– Ничего-то ты, гадалка, оказывается, на знаешь! Ведь ты не угадала самого главного — что у меня сейчас нет ни гроша для того, чтобы заплатить тебе.
 

№ 49. НЕ ТОЛЬКО ЧИТАЕТ, Н0 И ПЕРЕСКАЗЫВАЕТ

 

– Хочешь, я научу твоего осла не только разговаривать, но и читать! – заявил однажды Хромому Тимуру Цаген.

– Если ты не обучишь этого осла грамоте, я не только сделаю из тебя посмешище, но и примерно накажу, а возможно и повешу! — заявил тогда Цагену Хромой Тимур, только и ждавший случая, чтобы наказать Цагена за его проказы.

— Я-то не дурак, чтобы рисковать своей жизнью. Очевидно, я знаю, за что берусь, – сказал Цаген. – Только дай мне положенный срок и вели отпустить причитающуюся за это сумму!

Хотя многие, в том числе и Хромой Тимур, знали, что и это дело Цаген надеется закончить какой-то очередной потехой, однако ею требования были исполнены.

Цаген же привел осла к себе в конюшню, часть денег отдал жене, а на остальные купил на базаре несколько дешевых книг, а между их страницами насыпал ячмень.

— Да тебя же повесит Хромой Тимур! Что ты затеял? Где это видано, чтобы ослы разговаривали или читали? — стала отговаривать от затеянного им старуха Цагена, узнав, какое дело он затеял.

– Ничего, ничего, — ответил Цаген. – Неужели ты, старуха, столько со мной прожила, а все еще думаешь, что у твоего мужа на плечах находится не голова, а тыква?

И вот, успокоив старуху, Цаген несколько дней подряд только то и делал, что раскрывал страницу за страницей купленных им книг, а осел с удовольствием съедал находившийся между ними ячмень.

В результате таких трудов Цагена очень даже вскоре получилось так, что осел, чтобы не оставаться голодным, сам, своим языком, начал довольно аккуратно перелистывать страницу за страницей предложенной ему книги и таким образом съедать весь ячмень.

Вскоре Цагену настолько понравились свои упражнения с ослом, что для него это стало настоящей забавой.

И вот, когда кончился положенный для обучения осла срок и когда он сам вдоволь и от души насмеялся над повадками оказавшегося довольно смышленым осла, Цаген привел его во двор Хромого Тимура.

И вот тут-то, довольно проголодавшийся осел, охотно продемонстрировал всей свите Хромого Тимура свое умение стал спешно перелистывать языком страницы предложенных ему книг.

– Да разве это чтение? Он только перелистывает книгу, но не разговаривает! – поспешил возразить Цагену Хромой Тимур.

И вот тут-то, перелистав несколько страниц сначала одной, а потом и другой из предложенных ему книг, но так и не обнаружив там положенный ему ячмень, осел обернулся к Цагену и грустно заревел, отчего все присутствующие разразились дружным смехом.

– Как видите, я сдержал свое слово! – заявил тогда Цаген, – В отличие от многих из нас, он не только читает, но и охотно пересказывает!
 

№ 50. ОТВЕТ СУМАСШЕДШЕМУ

 

Решив поехать в соседнюю деревню, Цаген однажды рано утром вышел из дома, вывел из сарая своего осла и навьючил на него все необходимое, И вот только он сел в седло и собрался выехать со двора, как один сумасшедший загородил ему дорогу.

— Если ты такой умный, то скажи, что нужнее — Солнце или Луна? Иначе ты не выедешь с этого двора! – заявил он, всем своим видом давая понять, что не сойдет с дороги, пока Цаген не убедит его своим ответом.

— Конечно же, Луна нужнее! – ответил Цаген, — Ведь ты и сам это знаешь, что Солнце появляется только днем, когда и так светло. Луна же освещает даже ночью. Следовательно, она нужнее!
 

№ 51. ЧТО ТАКОЕ НУЖДА?

 

— Что может заставить даже льва принять облик не простой, а ободранной лисы? – спросили у Цагена.

– Нужда, нужда и только нужда, — отвечал Цаген.
 

№ 52. ПРОТИВ ОБЕСЦЕНКИ УСЛУГ

 

В результате того, что Цаген долгие годы был безотказен почти для всех, получилось так, что многие начали этим злоупотреблять. И вот потом, что бы не попросили у Цагена, он, говорят, заимел обыкновение исполнять их просьбу только на следующий день.

– Это потому, чтобы люди хотя бы несколько познали цену того, что я делаю, — говорил он.
 

№ 53. В ЧЬЮ СТОРОНУ ПОЛЕТИТ ВОРОНА?

 

Как-то Цаген возвращался к себе домой. Вдруг он увидел двух соседских мальчиков, довольно громко ссорившихся между собой из-за пойманной ими вороны.

— Да отпустите же эту бедную птицу. Зачем вы ее мучаете? — сказал, приблизившись к ним, Цаген.

— Дядя, дядя, — начал тогда рассказывать один из мальчиков. – Мы вдвоем увидели эту ворону вон на том дереве. Я его подсадил на это дерево и он поймал ее! А теперь он заявляет мне, что это он поймал ее и потому она принадлежит только ему.

— Ну, извини, дорогой, Я и без тебя влезу на любое дерево. К тому же, поймать ворону — это совсем не то, что сорвать с дерева яблоко! Не валяй дурака! Ведь тебе и лягушки на земле не поймать, не то что птицу на вершине дерева. Для этого нужна сноровка. А где она у тебя? — твердил второй.

— Ну, закончили вы теперь свои объяснения? — вмешался в их разговор Цаген. — Как вы видите и сами, ворона не принадлежит ни ему, ни тебе, к тому же ни ты, ни он не будете ее есть. А вот если бы я не подоспел сюда, то вы бы непременно ее разодрали.

Так что давайте теперь мы все вместе отпустим ее и посмотрим в чью сторону она полетит.
 

№ 54. ЛЕГЕНДА

 

– Кто я? Меч правосудия, справедливый государь или тиран? – любил спрашивать у многочисленных людей, в том числе у ученых и мудрецов, Хромой Тимур, но головы отрубал и тем, кто говорил, что он тиран, и тем, кто говорил, что он справедливый человек.

– Пока Бог по своей доброте проявляет к тебе милость и снисхождение. Однако, учти то, что тех, кто нарушает его заповеди, он непременно наказывает, – ответил ему Цаген.

Очень понравился Хромому Тимуру ответ Цагена и вскоре он сделал его своим приближенным.

Вот так, говорят, избавилась Ингушетия от грабежей и издевательств полчищ Тимура.

 http://ingushetiyaru.org/humor/tsagenakh_dola_duvtsarash/56.html